Храм святейшего сердца иисуса. Костел сердца иисуса освободили от советских пристроек Римско католическая церковь во имя сердца иисуса

Церковь Сердца Иисуса November 8th, 2015

В моем любимом районе, за Невской заставой, находится замечательное здание - Церковь Сердца Иисуса.

В конце 19 века за Невской заставой проживало около 15 000 католиков, прихожан отдаленного от них костела Святой Екатерины (Невский проспект, дом 32). Еще в 1892 католики, работавшие на многочисленных заводах заставы, задумали выстроить собственную церковь. И осенью 1905 они получили соответствующее разрешение. Вначале была устроена временная каплица при Обуховском заводе, приписанная к костелу св. Екатерины. Она размещалась в частном доме.
Казна 18 ноября 1906 отвела католикам участок в 500 кв. сажен, на углу Кладбищенской улицы (улица Бабушкина) и улицы Большая Щемиловка (ныне Фарфоровская). На нем 8 сентября 1907 был торжественно заложен в стиле кирпичной готики большой каменный храм по проекту архитектора С.П. Галензовского. Однако вскоре работы прекратились из-за финансовых затруднений и нарушений строительного устава и возобновились лишь в 1912; тогда же в одном из строительных бараков была освящена перемещенная временная часовня. Через три года костел подвели под крышу, но средства снова иссякли, и по просьбе стройкомитета сбор пожертвований прошел по всем костелам империи.
В недостроенном храме уже в 1914 шли службы, однако его освящение произошло, по-видимому, только в конце 1917 – начале 1918 года. В ходе строительства пришлось отказаться от башен-колоколен.
Летом 1929 „коллектив нацменов“ района потребовал передать храм под Дом физкультуры. В июле 1936, после пожара, костел был опечатан и окончательно закрыт постановлением Президиума ВЦИК от 23 мая 1937. Обширное здание сперва передали Промкомбинату, а в 1970-е – конторе треста „Спецстрой“, при этом его сильно перестроили, разделив на четыре этажа.
В 1993 возникла католическая община, которой были переданы первый и половина верхнего этажа здания, и 6 июня 1996 на верхнем этаже во временной часовне состоялось первое богослужение. В 2003 году здание полностью вернули верующим.

Проектное изображение бокового фасада (это одна из открыток, которые продавались с целью привлечения средств на строительство церкви)

Христианская община намерена надстроить две колокольни над католической церковью Святого Сердца Господа Иисуса.
Прихожане желают, чтобы колокольни были надстроены именно по архивному проекту Стефана Галензовского. Однако эксперты сильно сомневаются в реальности воплощения этой идеи. От разработок Стефана Галензовского сохранились только картинки с изображением первоначального проекта костела. Детальных архитектурных разработок нет. По мнению Совета по сохранению культурного наследия, проектные открытки не могут служить источником для надстройки башен-колоколен. «На основе такого чертежа строить невозможно, – говорит архитектор Никита Явейн. – Должна быть реставрационная проектная работа. Либо это нужно делать всерьез, но очень дорого, либо это будет комедия».
Эксперты признают, что с точки зрения градостроительства башни действительно нужны костелу – как архитектурные доминанты. Однако их надстройка над историческим зданием, которое просуществовало уже более 90 лет, может быть чревата необратимыми последствиями. Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексей Ковалев, выступая категорически против надстройки, рекомендует общине построить новый храм с колокольней. В противном случае уникальный памятник неоготической архитектуры может быть полностью утрачен. Более того, по мнению совета, допустив надстройку колоколен, чиновники создадут опасный прецедент. «Ссылаясь на случай с этим памятником, все подряд захотят достраивать здания», – отмечает сопредседатель петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Марголис.
Для того чтобы реализовать столь непростой проект, церковь Святого Сердца Господа Иисуса придется исключить из числа объектов, находящихся под государственной охраной. Несмотря на возражения, Совет по сохранению культурного наследия все же рекомендовал католической церкви заказать историко-культурную экспертизу здания, с тем чтобы выявить возможность его исключения из списка памятников федерального значения.

Странное у нас все таки государство - 80 лет здание всячески уродовали, а как дело дошло до восстановления, так памятник архитектуры, ничего с ним делать нельзя. По-моему, башни надо достроить и сохранить статус памятника. Никакого противоречия я здесь не вижу. В свое время снесли половину дома Энгельгардта для строительства метро, и ничего страшного - сейчас он памятник архитектуры вместе с хрущевским вестибюлем метро.

Архивные фото (1936 год)

Современное состояние

Работы внутри церкви

Постепенно возвращается красота

Костел Святого Сердца Иисуса на улице Бабушкина, 57, реставрируют и обновляют. В здании уже демонтированы советские межэтажные перекрытия, идут работы по воссозданию стрельчатых окон.

Cтроительство храма во имя Святого Сердца Иисуса за Невской заставой было начато в 1908 году по проекту зодчего Стефана Галензовского. Постройка должна была иметь вид трехнефного неоготического храма с элементами модерна, с высокой кровлей и двумя башнями. В связи с финансовыми трудностями строительство храма продвигалось очень медленно, однако строителям удалось возвести высокую готическую кровлю и вытянуть ярусы башен до конька кровли.

После революции, в 1918 году, строительство было остановлено, в конце 1930-х годов после пожара готическая кровля и нижние ярусы колоколен были демонтированы. Церковь была приспособлена под новые нужды, внутри храма были возведены четыре этажа. Сначала церковь передали под кинотеатр, а затем под общежитие работников Ленгаза. В 1970-е годы его передали тресту «Спецстрой». В 1996 году в храме, возращенном католической церкви, прошло первое после закрытия богослужение. Костел является памятником архитектуры федерального значения и одним из самых необычных сооружений за Невской заставой.

В настоящий момент в костеле идет реставрация. Как рассказал «Карповке» настоятель храма Христиан Лабановский, при первом постсоветском настоятеле межэтажные перекрытия разбирать не планировалось, а в самом храме предполагалось расположить также и центр социальной помощи. Позднее предпочтение было отдано частичной разборке, но когда демонтаж балок начался, стало ясно, что лучшим решением будет полное удаление советских конструкций. К настоящему моменту исторический объем храма полностью восстановлен.

По словам настоятеля храма, проект реставрационных работ был выполнен институтом «Спецпроектреставрация». В настоящее время ведутся работы по восстановлению исторических готических окон. Работы проводит ООО «Строительная культура». Финансирование реставрационных работ ведется за счет частных спонсоров, а также денег, выделяемых Министерством культуры. В этом году из федерального бюджета на реставрацию было выделено 12 млн рублей, которые были пущены на восстановление стрельчатых окон храма. Общая стоимость реставрации предварительно оценивается в 160 млн.

Отец Христиан отметил, что рассчитывает провести первую службу в обновленном храме на ближайшую Пасху. К этому времени будет уложен новый пол костела, а также оборудован цокольный этаж. Настоятель храма пояснил, что в нем расположатся служебные помещения церкви и школа катехизации. Ради этого будет незначительно поднят уровень пола здания, данное решение согласовано с комитетом по охране памятников.

В будущем в костеле предстоит провести еще целый спектр реставрационных работ, в частности, воссоздать утраченный фасадный декор и фриз, опоясывавший постройку, восстановить историческую кровлю, которая была на десять метров выше существующей. Точные сроки окончания всех работ в памятнике пока не называются.

Кроме того, прихожанам хотелось бы видеть храм Святого Сердца Иисуса воссозданным и завершенным полностью, каким он был задуман автором Стефаном Галензовским, то есть с готическими колокольнями. В 2009 году эта идея обсуждалась на совете по сохранению культурного наследия, однако не нашла поддержки. Тем не менее приход не оставляет попыток добиться разрешения на придание храму законченного архитектурного облика.

Фото Алексея Шишкина

На рубеже XIX и XX веков в предместьях Санкт-Петербурга шло интенсивное строительство фабрик и заводов. В рабочих предместьях за Невской заставой появлялись поселения немцев, литовцев, поляков… Количество католиков, проживавших в них, стремительно росло. В 1905 году работники Императорского Фарфорового завода обратились к властям с прошением о постройке католического храма. Разрешение на строительство было получено, место выделено и начался сбор средств.

Новый храм за Невской заставой

Архитектор Стефан Петрович Гелензовский создал проект неоготической церкви. Сбор средств проходил среди работников фабрик и заводов, расположенных за Невской заставой, а также во всех католических соборах. Торжественная закладка храма состоялась в сентябре 1907 года. Собранных средств не хватало, и строительные работы периодически прерывались. В 1913 году был произведен дополнительный сбор средств и строительство продолжилось. С 1914 года службы шли в недостроенном помещении.

Наконец, в 1917 году храм был достроен и освящен в честь Святейшего Сердца Иисуса Христа. Для удешевления постройки пришлось отказаться от двух колоколен, которые изначально были в проекте. При этом церковь приняла необычный вид - готический католический костел без башен.

Храм после революции

Революционные события затронули как и всю Россию, так и храм. Католики массово эмигрировали на историческую родину, приход стремительно уменьшался. В 1922 году церковь закрыли, но в 1923 службы возобновились.

После пожара, случившегося в 1936 году, храм был опечатан, а в 1937 - закрыт окончательно. Последний священник, отец Епифаний Акулов, арестован и расстрелян.

После закрытия церкви, перестроенное здание использовали под кинотеатр, в качестве общежития, также там размещался промкомбинат. В 1970-хх годах здание передали тресту “Спецстрой”. Бывший храм поделили многочисленными перегородками, уничтожили настенную роспись, расширили дверные и оконные проемы.

Возрождение

В 90-хх года XX века, после восстановления функционирования в России Католической церкви, началась работа по возвращению верующим здания храма. В 1996 году приходу были возвращены помещения на первом и четвертом этажах. В этот же году состоялось первое богослужение. Полностью верующим храм был возвращен в 2003 году.

В 2011 году возобновились работы во восстановлению внешнего облика собора. Богослужения перенесли в другие католические храмы. В 2015 году, параллельно с реставрационными работами, в обновленном храме стали проводиться службы.

Костё́л Се́рдца Иису́са , более известный как Костёл визиток - бывший римско-католический неприходской храм во имя Сердца Иисуса монастыря визитанток на юго-восточной окраине Старого города Вильнюса , на улице Расу (адрес Rasų g. 6 ). Монастырский ансамбль располагается на высоком холме неподалёку от костёла Вознесения Господня и бывшего монастыря миссионеров и выделяется в панораме города.

История

Костёл и монастырские здания на окраине тогдашнего города, за городской стеной были построены после того, как виленский римско-католический епископ Константин Бжостовский в 1694 году пригласил в Вильно монахинь ордена визитанток. В 1717 году была выстроена временная каменная часовня, в которой совершались богослужения до 1729 года , когда был построен храм в честь Сердца Иисуса. Архитектор костёла Юзеф Поля. Храм был освящён 26 августа 1756 года .

Монастырские здания возводились с 1694 года к востоку и югу от храма. Высокий каменный забор с двумя воротами построен в 1756 году и отделял монастырь от улицы; ворота проектировал архитектор и историк Теодор Нарбут . Около 1797 года монастырь расширился в южном направлении; хозяйственные постройки продолжали сооружаться ещё в начале XIX века .

Храм украшали семь алтарей с картинами известного художника XVIII века Шимона Чеховича . Монахини женского ордена посещения пресвятой Девы Марии владели двумя имениями в Виленской и Минской губерниях и значительными средствами. Они занимались воспитанием девиц в образцовом пансионате при монастыре, в котором ежегодно обучалось около 40 девочек. Император Павел I учредил на собственные средства стипендии при этой школе, которыми она пользовалась в -1837 годах для содержания двенадцать девочек.

Напишите отзыв о статье "Костёл Сердца Иисуса (Вильнюс)"

Литература

  • Виноградов А. А. Путеводитель по городу Вильне и его окрестностям. Со многими рисунками и новейшим планом, составленным по Высочайше конфирмованному. В 2-х частях. - Второе издание. - Вильна: Типография Штаба Виленского военного округа, 1908. - С. 72-74.
  • Kłos, Juliusz. Wilno. Przewodnik krajoznawczy. - Wydanie trzecie poprawione po zgonie autora. - Wilno: Wydawnictwo Wileńskiego oddziału Polskiego Towarzystwa Turystyczniego-krajoznawczego, 1937. - С. 227-229. - 323 с. (польск.)
  • Čerbulėnas, K. Jėzaus Širdies ir vizitiečių vienuolyno ansamlis // Lietuvos TSR istorijos ir kultūros paminklų sąvadas. - Vilnius: Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1988. - Т. 1: Vilnius. - С. 419-421. - 592 с. - 20 000 экз. (лит.)
  • Venclova, Tomas. Wilno. Przewodnik / Tłumaczenie Beata Piasecka. - Vilnius: R. Paknio leidykla, 2006. - С. 171. - 216 с. - ISBN 9986-830-47-8 . (польск.)

Ссылки

  • (лит.)

Отрывок, характеризующий Костёл Сердца Иисуса (Вильнюс)

На Пьера опять нашла та тоска, которой он так боялся. Он три дня после произнесения своей речи в ложе лежал дома на диване, никого не принимая и никуда не выезжая.
В это время он получил письмо от жены, которая умоляла его о свидании, писала о своей грусти по нем и о желании посвятить ему всю свою жизнь.
В конце письма она извещала его, что на днях приедет в Петербург из за границы.
Вслед за письмом в уединение Пьера ворвался один из менее других уважаемых им братьев масонов и, наведя разговор на супружеские отношения Пьера, в виде братского совета, высказал ему мысль о том, что строгость его к жене несправедлива, и что Пьер отступает от первых правил масона, не прощая кающуюся.
В это же самое время теща его, жена князя Василья, присылала за ним, умоляя его хоть на несколько минут посетить ее для переговоров о весьма важном деле. Пьер видел, что был заговор против него, что его хотели соединить с женою, и это было даже не неприятно ему в том состоянии, в котором он находился. Ему было всё равно: Пьер ничто в жизни не считал делом большой важности, и под влиянием тоски, которая теперь овладела им, он не дорожил ни своею свободою, ни своим упорством в наказании жены.
«Никто не прав, никто не виноват, стало быть и она не виновата», думал он. – Ежели Пьер не изъявил тотчас же согласия на соединение с женою, то только потому, что в состоянии тоски, в котором он находился, он не был в силах ничего предпринять. Ежели бы жена приехала к нему, он бы теперь не прогнал ее. Разве не всё равно было в сравнении с тем, что занимало Пьера, жить или не жить с женою?
Не отвечая ничего ни жене, ни теще, Пьер раз поздним вечером собрался в дорогу и уехал в Москву, чтобы повидаться с Иосифом Алексеевичем. Вот что писал Пьер в дневнике своем.
«Москва, 17 го ноября.
Сейчас только приехал от благодетеля, и спешу записать всё, что я испытал при этом. Иосиф Алексеевич живет бедно и страдает третий год мучительною болезнью пузыря. Никто никогда не слыхал от него стона, или слова ропота. С утра и до поздней ночи, за исключением часов, в которые он кушает самую простую пищу, он работает над наукой. Он принял меня милостиво и посадил на кровати, на которой он лежал; я сделал ему знак рыцарей Востока и Иерусалима, он ответил мне тем же, и с кроткой улыбкой спросил меня о том, что я узнал и приобрел в прусских и шотландских ложах. Я рассказал ему всё, как умел, передав те основания, которые я предлагал в нашей петербургской ложе и сообщил о дурном приеме, сделанном мне, и о разрыве, происшедшем между мною и братьями. Иосиф Алексеевич, изрядно помолчав и подумав, на всё это изложил мне свой взгляд, который мгновенно осветил мне всё прошедшее и весь будущий путь, предлежащий мне. Он удивил меня, спросив о том, помню ли я, в чем состоит троякая цель ордена: 1) в хранении и познании таинства; 2) в очищении и исправлении себя для воспринятия оного и 3) в исправлении рода человеческого чрез стремление к таковому очищению. Какая есть главнейшая и первая цель из этих трех? Конечно собственное исправление и очищение. Только к этой цели мы можем всегда стремиться независимо от всех обстоятельств. Но вместе с тем эта то цель и требует от нас наиболее трудов, и потому, заблуждаясь гордостью, мы, упуская эту цель, беремся либо за таинство, которое недостойны воспринять по нечистоте своей, либо беремся за исправление рода человеческого, когда сами из себя являем пример мерзости и разврата. Иллюминатство не есть чистое учение именно потому, что оно увлеклось общественной деятельностью и преисполнено гордости. На этом основании Иосиф Алексеевич осудил мою речь и всю мою деятельность. Я согласился с ним в глубине души своей. По случаю разговора нашего о моих семейных делах, он сказал мне: – Главная обязанность истинного масона, как я сказал вам, состоит в совершенствовании самого себя. Но часто мы думаем, что, удалив от себя все трудности нашей жизни, мы скорее достигнем этой цели; напротив, государь мой, сказал он мне, только в среде светских волнений можем мы достигнуть трех главных целей: 1) самопознания, ибо человек может познавать себя только через сравнение, 2) совершенствования, только борьбой достигается оно, и 3) достигнуть главной добродетели – любви к смерти. Только превратности жизни могут показать нам тщету ее и могут содействовать – нашей врожденной любви к смерти или возрождению к новой жизни. Слова эти тем более замечательны, что Иосиф Алексеевич, несмотря на свои тяжкие физические страдания, никогда не тяготится жизнию, а любит смерть, к которой он, несмотря на всю чистоту и высоту своего внутреннего человека, не чувствует еще себя достаточно готовым. Потом благодетель объяснил мне вполне значение великого квадрата мироздания и указал на то, что тройственное и седьмое число суть основание всего. Он советовал мне не отстраняться от общения с петербургскими братьями и, занимая в ложе только должности 2 го градуса, стараться, отвлекая братьев от увлечений гордости, обращать их на истинный путь самопознания и совершенствования. Кроме того для себя лично советовал мне первее всего следить за самим собою, и с этою целью дал мне тетрадь, ту самую, в которой я пишу и буду вписывать впредь все свои поступки».
«Петербург, 23 го ноября.
«Я опять живу с женой. Теща моя в слезах приехала ко мне и сказала, что Элен здесь и что она умоляет меня выслушать ее, что она невинна, что она несчастна моим оставлением, и многое другое. Я знал, что ежели я только допущу себя увидать ее, то не в силах буду более отказать ей в ее желании. В сомнении своем я не знал, к чьей помощи и совету прибегнуть. Ежели бы благодетель был здесь, он бы сказал мне. Я удалился к себе, перечел письма Иосифа Алексеевича, вспомнил свои беседы с ним, и из всего вывел то, что я не должен отказывать просящему и должен подать руку помощи всякому, тем более человеку столь связанному со мною, и должен нести крест свой. Но ежели я для добродетели простил ее, то пускай и будет мое соединение с нею иметь одну духовную цель. Так я решил и так написал Иосифу Алексеевичу. Я сказал жене, что прошу ее забыть всё старое, прошу простить мне то, в чем я мог быть виноват перед нею, а что мне прощать ей нечего. Мне радостно было сказать ей это. Пусть она не знает, как тяжело мне было вновь увидать ее. Устроился в большом доме в верхних покоях и испытываю счастливое чувство обновления».

Как и всегда, и тогда высшее общество, соединяясь вместе при дворе и на больших балах, подразделялось на несколько кружков, имеющих каждый свой оттенок. В числе их самый обширный был кружок французский, Наполеоновского союза – графа Румянцева и Caulaincourt"a. В этом кружке одно из самых видных мест заняла Элен, как только она с мужем поселилась в Петербурге. У нее бывали господа французского посольства и большое количество людей, известных своим умом и любезностью, принадлежавших к этому направлению.
Элен была в Эрфурте во время знаменитого свидания императоров, и оттуда привезла эти связи со всеми Наполеоновскими достопримечательностями Европы. В Эрфурте она имела блестящий успех. Сам Наполеон, заметив ее в театре, сказал про нее: «C"est un superbe animal». [Это прекрасное животное.] Успех ее в качестве красивой и элегантной женщины не удивлял Пьера, потому что с годами она сделалась еще красивее, чем прежде. Но удивляло его то, что за эти два года жена его успела приобрести себе репутацию
«d"une femme charmante, aussi spirituelle, que belle». [прелестной женщины, столь же умной, сколько красивой.] Известный рrince de Ligne [князь де Линь] писал ей письма на восьми страницах. Билибин приберегал свои mots [словечки], чтобы в первый раз сказать их при графине Безуховой. Быть принятым в салоне графини Безуховой считалось дипломом ума; молодые люди прочитывали книги перед вечером Элен, чтобы было о чем говорить в ее салоне, и секретари посольства, и даже посланники, поверяли ей дипломатические тайны, так что Элен была сила в некотором роде. Пьер, который знал, что она была очень глупа, с странным чувством недоуменья и страха иногда присутствовал на ее вечерах и обедах, где говорилось о политике, поэзии и философии. На этих вечерах он испытывал чувство подобное тому, которое должен испытывать фокусник, ожидая всякий раз, что вот вот обман его откроется. Но оттого ли, что для ведения такого салона именно нужна была глупость, или потому что сами обманываемые находили удовольствие в этом обмане, обман не открывался, и репутация d"une femme charmante et spirituelle так непоколебимо утвердилась за Еленой Васильевной Безуховой, что она могла говорить самые большие пошлости и глупости, и всё таки все восхищались каждым ее словом и отыскивали в нем глубокий смысл, которого она сама и не подозревала.

На углу улиц Фарфоровской и Бабушкина (д. 57) сохранилось оригинальное здание католического храма Сердца Иисусова - яркий образец архитектуры модерна. Храм сооружен в 1907 - 1917 гг. по проекту профессора ИГИ С. П. Галензовского.

Римско-католическая церковь во имя Сердца Иисуса
1907-1917 гг. - арх. Галензовский С. П.
В 1905 г. католики Невской заставы получили разрешение на строительство храма.
Сначала была устроена временная каплица на Шлиссельбургском тракте при Обуховском заводе. В 1907 г. был заложен каменный храм - костел святого Сердца Иисуса на углу улиц Кладбищенской (Бабушкина) и Большой Щемиловской (Фарфоровской). Участок под строительство был отведен казной.
Проект составил арх. Стефан Галензовский. Храм задумывался с высокими готическими башнями-колокольнями и декоративным убранством. Однако, средств от пожертвований на строительство не хватало, поэтому оно затянулось до 1917 г. и от башен пришлось отказаться.
Освящен храм был уже после революции.
В 1929 г. храм хотели закрыть, передав здание под Дом Физкультурника, но этого не произошло. В 1936 г. произошел пожар, здание опечатали, а в 1937 г. храм закрыли.
Здание было передано Промкомбинату, потом в нем было устроено общежитие "Ленгаза". В 1970-х гг. размещался трест "Спецстрой".
В 1993 г. была зарегистрирована католическая община, которой выделили часть здания.
В 1996 г. состоялось первое богослужение.
www.citywalls.ru/house3782.html

В 1892 году несколько тысяч католиков проживавших за Невской заставой приняли решение ходатайствовать о постройке католического храма в их районе. Разрешение на строительство было получено осенью 1905 года. В это же время была оборудована временная часовня при Обуховском заводе, имевшая подчинённый статус по отношению к церкви Святой Екатерины Александрийской. 18 ноября 1906 года под строительство храма был выделен участок земли на углу бывшей Кладбищенской улицы и дороги в Фарфоровскую колонию. Закладка первого камня состоялась 8 сентября 1907 года. Из-за финансовых затруднений работы вскоре были остановлены и возобновлены лишь в 1912 году, впоследствии вновь периодически прерывались. Службы в церкви Святейшего Сердца шли, начиная с 1914 года, в ещё недостроенном храме. Окончательно церковь была достроена и освящена лишь в конце 1917 - начале 1918 года, причём в конечном проекте для удешевления строительства пришлось отказаться от колоколен, в результате чего храм приобрёл необычный вид - готической церкви без башен.
В июле 1936 года в здании произошёл пожар, после чего церковь была опечатана. 23 мая 1937 года храм Святого Сердца был закрыт окончательно. Здание вначале принадлежало промкомбинату, затем тресту «Спецстрой», было сильно перестроено, в частности были сооружены внутренние перекрытия, разделившие церковь на 4 этажа.
После восстановления нормального функционирования Католической церкви в России и возрождения католического прихода Святого Сердца в 1993 году приходу была передана часть помещений здания. 6 июня 1996 года во временной часовне состоялось первое богослужение. В 2003 году Церкви было передано всё здание, проведена большая реставрационная работа. В 2009 году настоятель прихода выразил желание достроить колокольни, исключённые из первоначального проекта здания, однако это намерение вызвало противодействие Совета по сохранению культурного наследия и депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга, считающих, что это исказит исторический облик здания.

Замечательные фотографии внутри храма.